Наруто и кисаме секс


Отец не любил Гаару и желал ему смерти, но подобного приказа он бы не отдал. А сейчас, так, должно быть, ничего не получится… Пульсация в груди непривычно частая. Проходя по саду, они не обмениваются ни единым словом, и только усевшись на край террасы, Учиха раскрывает рот.

Если бы он хоть сам себе в этом признался…. Наруто сидит, обняв колени, разглядывает большие пальцы ног: У любого есть то, за что его можно взять и повести:

Сакура чистит яблоко, Наруто хлопает глазами, глупо осклабившись, — а за миг до этого стоял, окутанный упругим бешеным пламенем, полускрытый плотью алого зарева, выкрикивал имена техник… мечутся хвосты Лиса, от давления чакры рассыпаются камни; где-то рядом содрогается земля, разломы ширятся, страшно трещит и кренится столетний дуб, удар о который минуту назад едва не вышиб из Саске дух… но, заполняя провалы, в морду Зверю ударяет волна безвкусной плотной воды.

Наконец, справившись с тряпками и зашвырнув их подальше, он забирается на кровать. Или хотя бы полежал спокойно.

Не помнящий, что значит смирение, не знающий страха. Входит медленно, стараясь не торопиться, но хватает его ненадолго. Свирепое наслаждение растягивает рот в сладком оскале:

Наруто и кисаме секс

Собственная внешность, результат совершенного проявления улучшенного генома, никогда его не смущала, в родном селении когда-то вообще была предметом гордости, но, по трезвой оценке, расположения внушить не могла. Будь циркуляция чакры в жилах Саске такой, как прежде — всплеск его ярости превратил бы в руины полдома.

Это ложь, но сейчас Саске хочется, чтобы Наруто побыстрее свалил.

Наруто и кисаме секс

Но у Наруто любви не меньше, чем чакры. Не больше. Руки у него дрожат, дыхание сбивается от сознания важности момента, он неловко въезжает в бедро шершавым коленом и звучно сглатывает.

Кисаме молчит, пытаясь отдышаться по возможности беззвучно. Медленно, словно в задумчивости, он проводит пальцами по плечу тянущегося к нему Узумаки , подставляет губы его жадному рту и обнимает за шею, когда Наруто ложится сверху — тяжелый, живой, горячий.

Или хотя бы полежал спокойно. Пряди слипшихся темных волос прыгают по голым плечам, рот приоткрыт. Глаза у него уже заалели, зрачки вытянулись; ближе и ближе грань, за которой Учихе придется иметь дело со Зверем, а сейчас он не в состоянии выпустить навстречу собственного….

К тому же, спать просто не хочется. Саске не слушает сбивчивую болтовню Наруто , и снова поднимает на него взгляд, только разобрав, что неугомонный Узумаки предлагает заняться тем же самым, сменив роли. И что программа тренировок, которую сам он составил пару лет назад, была значительно разумней той, которая без всякого плана осуществляется сейчас.

Гаара , зажмурившись, прижимался к его щеке полураскрытым ртом. А сейчас, так, должно быть, ничего не получится… Пульсация в груди непривычно частая.

Не больше. Песчаная дорожка, обложенная крупными булыжниками, ведет к пруду, золотой песок сверкает, на поверхности воды дрожат ослепительные блики, кроны деревьев застыли в послеполуденной истоме, и нет ступенек, чуть больше полуметра между полом террасы и песком, зачем ступеньки?..

Что — непонятно. Впрочем, сколько Кисаме его знает, так всегда было. Ближайший шиноби , сидящий на пятках за краем проведенного по камням круга, не без тоски разглядывает запечатанный свиток, который ему предстоит добрых полчаса держать в зубах мастера-кукловоды мечтают о четырех-пяти лишних руках:

Они целуются и целуются, потом Наруто опускает голову ему на плечо, вылизывает шею и шумно дышит в ухо, обмирая от дикого возбуждения и самоотверженно пытаясь себя контролировать. Притягивает Итачи ближе и откидывает ему голову.

Или хотя бы полежал спокойно. Лучше бы экономил силы, а время потратил на мысли о деле — но этого Кабуто , конечно, никогда вслух не скажет. Тот едва заметно напрягается; Кисаме знает, что в пальцах у Учихи кунай , точно так же, как Итачи знает, что Кисаме не захочет причинить ему вреда.

Саске обнимает Наруто , кладет голову ему на плечо и закрывает глаза. Наруто жадно облизывает его, вбирает глубоко, выпускает, целуя головку; пальцы пробираются ниже, щекочут, потирают, растягивают, Саске ерзает, со свистом втягивая воздух сквозь зубы, и против воли крутит задницей, пытаясь не то отодвинуться, не то растянуть процесс — в их возрасте долгого секса не получается, хотя Орочимару ухитрялся порой добиться….

Еще две или три активации Мангекё.

Он протягивает руку в пустоту. Казекаге лежит, неподвижный, и размышляет.

Наруто распахивает ее, расплывается в улыбке и неописуемо глупым голосом тянет:. Наконец, справившись с тряпками и зашвырнув их подальше, он забирается на кровать. Но следующая драка в его жизни случится нескоро, если он не хочет скорой смерти. Саске не слушает сбивчивую болтовню Наруто , и снова поднимает на него взгляд, только разобрав, что неугомонный Узумаки предлагает заняться тем же самым, сменив роли.

Он целуется хорошо, умело, постепенно раскрывая Саске рот, легко пробегая языком по губам и тотчас же впиваясь до боли.

Отец не любил Гаару и желал ему смерти, но подобного приказа он бы не отдал. Наруто жадно облизывает его, вбирает глубоко, выпускает, целуя головку; пальцы пробираются ниже, щекочут, потирают, растягивают, Саске ерзает, со свистом втягивая воздух сквозь зубы, и против воли крутит задницей, пытаясь не то отодвинуться, не то растянуть процесс — в их возрасте долгого секса не получается, хотя Орочимару ухитрялся порой добиться… Рот Узумаки обжигающе горячий.

Сакура чистит яблоко, Наруто хлопает глазами, глупо осклабившись, — а за миг до этого стоял, окутанный упругим бешеным пламенем, полускрытый плотью алого зарева, выкрикивал имена техник… мечутся хвосты Лиса, от давления чакры рассыпаются камни; где-то рядом содрогается земля, разломы ширятся, страшно трещит и кренится столетний дуб, удар о который минуту назад едва не вышиб из Саске дух… но, заполняя провалы, в морду Зверю ударяет волна безвкусной плотной воды.

Он ловко разводит колени Саске , выпрямляется над ним — ноги Учихи соскальзывают на сгибы его локтей. Гаара смотрит на лохматую золотую голову Наруто и улыбается.

Девятихвостый явился. Эта терраса выходит в сад. Или хотя бы полежал спокойно. Никто не услышит. Наруто торопится, его трясет от волнения, и из штанов он вылезает долго и смешно:

Одурело встряхивая головой, раскрасневшийся и сияющий, Узумаки приподнимается, склоняется над ним, разглядывая тело любовника. Все вокруг странно и удивительно. Годы прошли с тех пор, как он последний раз видел свои глаза черными.



Порно ждал
Парень не хочет секса психолог
Секс в селки мололетки
Девочки резвяться порно бесплатно
Сексуальные девушки казантипа в мини бикини
Читать далее...